В погоне за автостопом, часть 1

В погоне за автостопом, часть 1


«Честный Город» глазами сотрудника поведал о всех превратностях экстремального путешествия от Ладоги до Чёрного моря.

Моё знакомство с автостопом до недавнего времени ограничивалось лишь рассказами  однокурсника, искушённого в путешествиях подобного рода. Рассказы своё дело делали,  волновали фантазию картинами бесшабашных, далёких, а главное, малозатратных поездок по «России за углом». И вот, наконец, в этом году представилась возможность растрясти своё ленивое московское нутро на захолустных (и не очень) русских дорогах.

Официальное определение автостопа, согласно всезнающей Википедии, звучит так: «бесплатное передвижение на попутном транспорте с согласия водителя». За этими очевидными и сухими строчками для меня скрывались кучи вопросов, на которые не было ответа — на каком участке дороги удобнее голосовать? одному или в компании удобнее путешествовать? сколько денег в поездку всё-таки нужно брать? с чего вдруг люди вообще решатся подбрасывать жадного оголодавшего москвича «на халяву»? Было и волнение паренька, не слишком привыкшего навязываться другим людям, и банальное незнание всевозможных «фишек», из которых и состоит путешествие автостопом. Однако по ходу поездки картина начала проясняться. По приезде в Москву я, сибаритствующий домосед из столицы, был по уши влюблён в дорожные путешествия и полон решимости посетить кучу новых мест, которые наметил для себя по ходу поездки.

Если вы хотите полюбить путешествия, но не знаете, с чего начать – езжайте автостопом.

А ещё берите поменьше денег. Но обязательно — палатку. И одежду. Но ничего лишнего. И маршрут не забудьте наметить. Хотя и это необязательно. Ладно, всё по порядку.

Триумфальный выезд из Москвы на попутках пришлось перенести на позднее время, так как ребята ехали втроём, и их предсказуемо брали хуже. Пески времени не дремали (отпуску мне в редакции дали на всё про всё две недели), и мы решили уже хоть как-нибудь встретиться, чтобы уже не тратить лишнего времени.

Меня ожидала ночь в плацкарте, великом и беспощадном. Но я лишь чудом не опоздал на поезд, а потому частоколы свисающих ног оказали на меня чуть ли не умиротворяющий эффект.

В погоне за автостопом, часть 1

На пути в Петрозаводск я изо всех сил жалел, что не смог поехать с ребятами вовремя и опорочил, так сказать, «чистоту» путешествия (от порога до порога с поднятым пальцем и ни копейки платы). Когда узнал, что они добирались до Петрозаводска почти три дня и пережили ночёвку на болоте, кишевшем комарами, то немного успокоился. Всё-таки я не был готов сразу бросаться в омут. Но друзья не жаловались. В поисках ночлега где-то в Тверской области, на пути в Карелию, они наткнулись на какую-то заброшенную церковь. Фотографии с места говорят о том, что мистицизм места превышал допустимые нормы.

По иронии судьбы до Петрозаводска моих собратьев по дороге (после более чем 15 пересадок за два дня) довезли не дальнобойщики, а две китаянки, невесть каким ветром занесённые на русский Север, путешествующие на арендованной машине и не говорящие по-русски.

Петрозаводску не составило труда мне понравиться после ночной пытки в тисках верхнего спального места плацкарта.

Ничего не могу с собой поделать – нравится мне всё, что от Москвы  отличается. Вроде вокруг родная речь, и указатели все русские, и люди те же. Ну как те же. Те же, да не совсем. Да и город весь другой. Уж про природу и не говорю. Видно, что Россия, да иная. И для меня разница здесь чуть больше, чем между европейскими и американскими забегаловками Mcdonalds.

По прибытии я первым делом насладился видами главной площади, на которой и располагался вокзал. Получалось, что вокзал находился «во главе» города и перенаправлял ручьи новоприбывших по окраинам. Петрозаводские улицы и дворы будто бы сползают в Онежское озеро. Прогуливаясь по городу, я никак не мог отделаться от этого ощущения в дальнейшем. От главной площади с чудными парадными полукруглыми домами (побратимами помпезной застройки Кутузовского проспекта) красной нитью до озера тянулась главная улица Петрозаводска, гордо носящая имя Ленина. Моей ватаге удалось найти на два дня квартиру совсем неподалёку от площади и вокзала. Сонные, как и я (но по другим причинам), они пошли досматривать третий сон, оставив меня наедине с городом. Особо не заморачиваясь, я решил идти по проспекту Ленина до упора. Также запомнилась гостиница «Северная», чья кремлёвская бордовость отливала сочной мощью за решёткой хрупких сметанных колонн главного входа.

В погоне за автостопом, часть 1

Сильно зацепивших глаз достопримечательностей не встречалось, хотя местный Дом потребления им. полковника Сандерса (фото слева) не мог не вызвать улыбки.

У подножья проспекта меня ждало бескрайнее зеркало Онежского озера. Территория города разделялась от воды лишь узкой полоской земли. Почему-то я готов был вечно любоваться тем, как бескрайняя водная гладь и улица спокойно смотрят друг на друга, как равные, не разделённые перегородками набережных. Отдавало какой-то первозданной гармонией отношений между природой и цивилизацией. Петрозаводск будто чувствовал свою миниатюрность среди бескрайних девственных просторов и не претендовал на экспансию, лишь на сосуществование.

Мимо проходили петрозаводчане с лицами людей, знающих о существовании других городов, но не желающими отдаваться беспричинным тревогам внешнего мира. Погода намекала, что попали мы в самый сезон — у меня Карелия отзывалась в мозгу прохладными влажными лесами и слегка нахмуренным карельским небом, и я был немало удивлён пыльным солнечным улочкам, которым так недоставало перекати-поля. И да, в петрозаводских дворах зелень живёт своей жизнью. Выходишь из подъезда — и взгляд путается в бескрайних зарослях. Наши коммунальные службы, косящие всё зелёное направо и налево, пришли бы в ужас.

Для меня прелесть в городках, подобных Петрозаводску — в ощущении вневременности протекающей здесь жизни.

Точнее, не так. В таких городах просто время протекает по-другому. Не хочется произносить заезженные фразы про сонный ритм провинции (само слово тоже не очень люблю). Но даже если и так, то я, как житель самого невротического города России, ловлю в этом сонном ритме самый настоящий кайф. Вот она, теория относительности времени в действии! Но и легкий налёт бВ погоне за автостопом, часть 1ытовой неустроенности добавляет колорита, без него никуда.

В Петрозаводске мы пробыли два дня. По-настоящему огорчило, что не смогли полакомиться в единственном найденном нами ресторане карельской кухни. И причина тому — деньги. Нужно было растянуть 15 тысяч на две недели, а местная оленина и медвежатина вполне могли влететь нам в копеечку. Для меня, как почётного члена Клуба обладателей бездонной желудочной дыры и любителя новинок, это был особенно чувствительный удар.

В основном всё свелось в растрате денег в дешёвых ресторанчиках, однако мы не унывали, так как впереди нас ждал Кивач и Рускеала – жемчужины Карелии, места съёмки советского кино и пристанища тысячелетней истории человечества, застывшей в каменных породах.

План был таков – подсаживаться парами к дальнобойщикам (как правило, берут в основном они), и, не теряя лишнего времени, домчать с ветерком за день — полтора до царства морошковых бальзамов, медведей и гнуса.

Забегая вперёд, следует отметить, что путешествие парами – действенный и самый разумный способ передвижения в условиях автостопа, который в дальнейшем на кубанских и ростовских дорогах действовал безотказно.

Кабина дальнобойщика не предусматривает размещения троих, но и одному ездить небезопасно – и ты всё ждёшь, когда завезут в лес и съедят, и водитель ждёт какого-нибудь подвоха (криминала и с той, и с другой стороны хватает, об этом позже). Парочка же (парень-девушка, жена-муж, друг-подруга, любовник-любовница) выглядит не так угрожающе (хотя исключений везде хватает;)).

В погоне за автостопом, часть 1

Но можно быть уверенным, что это «что-то» ты найдёшь обязательно. Это место для многих местных может скрывать свою магическую сущность под пеленой привычного, но лишь для тебя оно внезапно расцветает и наполняет впечатлениями. Подтверждаю – мы ничего не искали, оно само находило нас. Хочу подчеркнуть – трудно подобрать слово для этого загадочного явления. Это никакая не пошлая романтика. Скорее это открытие, которое должно настигнуть тебя после многочасовых изматывающих переездов, поисков места для ночлега и мук знакомства с местной фауной (знаменитые карельские комары желают вам приятной ночёвки). Но когда оно придёт, ты почувствуешь.

Правда, получалось так лишь однажды. И уж тем более не стоит искать подобного в туристических ульях. Мы слушали извержение водопада Кивача, заплывали на лодках в самые недра Рускеальского мраморного каньона (того самого, откуда добывался гранит для украшения Исакиевского собора), обожглись студёными водами Ладоги. Но «то самое место» нашло нас в Ленинградской области, на Снетковском озере. Мы до него ещё доберёмся.

Об этом – в моей следующей статье.

Текст: Максим Ни.


 

V F M O T t
comments powered by HyperComments