В погоне за автостопом, часть 2

В погоне за автостопом, часть 2


О болтливых водителях, карельских водопадах и человеке, провалившемся в медвежью берлогу.

О начале моего путешествия — читайте здесь.

В Карелии мы наметили два места, обязательных к посещению. Однако «наметили» — не совсем верное слово. Хаотичный ритм автостопа не поддаётся дрессировке намеченных маршрутов и заданных координат, он сам диктует тебе направление.

Нет, нельзя сказать, что мы не понимали, как мы вернёмся домой. Имелась лишь примерная «дорожная карта», составленная нашим автостопщиком со стажем Семёном. Он предложил нам, прочёсывая карельские леса и озёра в поисках приключений, постепенно обогнуть флегматичную  Ладогу и влиться в Ленинградскую область, прощупать её тайны, а затем, в отчаянии ловя проездом отблески инфернальной и неприступной для босоногих автостопщиков красоты Петербурга, выехать на трассу до Первопрестольной.

Путеводные огоньки ночлега вспыхивали спонтанно, по собственному велению, не считаясь с нашими расчётами. То же самое и с достопримечательностями. Про Кивач ещё до моего приезда ребятам было известно. Однако и про него, и про ожидавший нас мраморный каньон в Рускеале мы узнали от водителей, коим суждено было стать нашими невольными проводниками.

Водители в таких поездках – кладезь бесценной информации, сокровищница историй, реальных и вымышленных, баек, анекдотов, деревенских легенд, обширной региональной политинформации (практически ходячий Фонд по борьбе с коррупцией) и много чего другого.

И если ты не смог разговорить ЭТОГО парня, то знай – ты просто спал. Потому что даже самых молчаливых водителей в нашей поездке в итоге «прорывало». Иной раз было крайне интересно «расколоть» молчуна за баранкой – один из экземпляров в Карелии оказался именно такой молчаливой «бомбой», так удачно рванувшей рядом с нами при переезде из Кивача в Петрозаводск, в нашу последнюю ночёвку в карельской столице. Но в большинстве случаев водители (особенно дальнобойщики) сами начинают разговор, надеясь выиграть борьбу со сном, скукой и монотонным воем дороги.

Из Петрозаводска в Кивач мы выезжали туго.

Местные электрички огорошили нас своим широким расписанием (интервалы между поездами могли достигать и суток). Нам нужно было ждать до четырёх, но, рассчитав самое удачное время прибытия на Кивач, мы отбросили идею областных электричек. Да и мысленно все были, кажется, рады подобному раскладу: лень уже отступала по всем фронтам в своей схватке с жаждой пыльных дорог, но ещё надеялась взять реванш. В итоге коллективным решением был избран компромисс – ехать на автобусе до удобного участка дороги на Мурманск (Кивач располагался прямо на ней). В общей сложности мы совершили три пересадки на легковушках. Разговоры с водителями отдавали натужностью и не врезались в память, потому что мы частенько поклёвывали носом из-за раннего подъёма. Кажется, часа через четыре мы без лишних приключений добрались до заповедника.В погоне за автостопом, часть 2

Кивач – естественный природный комплекс дикой природы с одноимённым водопадом, уютно устроившийся в Кондопожском районе Карелии (помните тот городок с блуждающим ударением, где люди вышли на массовые антиправительственные акции протеста?).

Название водопада, как я потом прочитал, в переводе с финского означает «мощный», «стремительный». Что ж, вполне себе мощный такой. Водопадов за всю жизнь видел немного (а может, и не видел вообще).

Вот какая картина раскинулась передо мною:

…Бесконечно бросается со скал река под названием Суна, и думается ей, что разорвёт она, наконец, этот порочный круг переливания из пустого в порожнее, перестанет оплакивать своё бренное существование, давящее своей тяжестью и гонящее вперёд в надежде разбить голову о скалы, разомкнёт цепь. Разрывается шумными шипящими стенаниями Суна, пенится в буйном упоении пропастью, но то не пропасть, а лишь высокий порог. Со всех сторон окружили её тёмные леса, загнали её в узкое русло, и бежит она вновь в отчаянии, не понимая, зачем гонит её эта лесная пустыня. Подумалось мне: вот так и русские, отягощённые бременем жизни, от которой другой давно скончался бы, балансируют на грани между самобичеванием и гордыней, между рабством и бунтом, и между тем проходит наша история, не ищущая спокойной и ровной колеи. После падения мы всё забываем, сосредотачиваемся, и всё повторяется, вновь и вновь. Так и Суна, обречённая жить в мгновении, растянутом до бесконечности, наедине со своей кроткой памятью. Вслушиваемся мы в её стенания, и хочется услышать нам в этом потоке отчаяния что-то своё, но тщетно…

Ладно, шучу, водопад, конечно, красивый, но не более.

Ритм автостопа не сверялся с нами, и стоило поспешить, чтобы его не упустить. Тем более что ритм дня довольно прозрачно намекал на ночь.В погоне за автостопом, часть 2

Встали мы на дороге часов в восемь-девять и планировали вернуться не раньше двух, предвкушая нескончаемые пересадки и ожидание соседней пары (как я уже упоминал, двигались по схеме 2 + 2). Однако случилось неожиданное – буквально через полчаса мы поймали водителя, который взял нас вчетвером (!) до… конечного пункта назначения (!!!).

Ещё не верившие в свою удачу, мы пустились выплёскивать друг другу свои впечатления и планы на жизнь молодую. Водитель попался не особо разговорчивый – в основном весь разговор свёлся к паре – тройке вопросов на тему «вы куда-откуда». Хотя сразу было видно – человек серьёзный, очки тёмные, по виду смахивающие на те, которые велосипедисты носят; усы острые, в меру солидные, разливающие маску бывалости по скулам и подбородку. Я бы представил его рабочим высокой квалификации (как в итоге и выяснилось), дорвавшимся до будней крепкого рабочего среднего класса. Такой вот оксюморон. В целом образ получался внушающий уважение, но несколько замкнутый в своей излишней чопорности. По всеобщему молчанию скоро стало очевидно, что это показалось не только мне.

И тут дорога сама подсказала тему для беседы. В просачивающейся изо всех щелей дымке сумерек я ещё издалека увидел, как дорогу в 100 метрах перед нами перебегает какой-то мохнатый неуклюжий тёмный пёс.

Но чуть приблизившись, я впился глазами в отдаляющийся силуэт и понял: мне первый раз за всю жизнь повстречался дикий медведь.

Правда, это был скорее медвежонок, но косолапый тяжёлый бег не давал спутать его с кем-то другим. Мне повезло, что я сел впереди, иначе оказался бы «в пролёте» и слушал бы впечатления сидящего спереди – именно эта участь постигла моих соратников, мельком поймавших в объектив зрения лишь его зад. Мы бросились обсуждать опасность медведей и их загадочную силу, ославившую его на весь мир.

Мужик будто только и ждал этого момента! По приезде в Петрозаводск мы узнали о медведях больше, чем за год жизни в Москве. Уроженец Карелии поведал нам обо всех своих встречах с этими всеядными великанами. В республике этого добра, как и морошки, навалом. Хотя и стоит признать, что медведи в Карелии более осторожны и при столкновениях с человеком стараются заранее предупредить его о своём присутствии и заставить того убраться восвояси. А вот если в сибирской тайге напрёшься на такого без оружия, да голову потеряешь — Бежать от них бесполезно, лишь напав,  Однако наш водитель оказался настоящим везунчиком – он, будучи молодым (в возрасте 20-25 лет), умудрился зимой провалиться в берлогу к медведице с выводком. Не знаю, что он видел и чувствовал, когда осознал, где находится, но это вряд ли были самые приятные минуты его жизни. Медведица нагнала его в паре шагов от берлоги и дала пинок под зад. Пинок получился добрый – мужик отлетел метров на пять-шесть. Тут он должен был закончить описанием его смерти, и я должен был проснуться. Но этого вроде не случилось. Его товарищ, находившийся неподалёку, выхватил полено и в отчаянии побрёл на бурого. Однако медведица (не иначе, как по велению чьих-то сил) отпрянула от мужика и убежала прочь.

Поведал он и о медведе, который околел от разрыва сердца. С виду они вроде как непобедимые, да мотор слабый. Медведь может и лапы отбросить, если застигнешь его врасплох. Один такой экземпляр вздумал чесаться об ворота одной турбазы ночью.  Его услыхал знакомый нашего рассказчика. Подкрался он к нему по другую сторону ворот и заорал не своим голосом. Медведь спешно ретировался в лес. Устремились за ним уже с ружьями, но это было скорее перестраховкой – медведь обделался по пути в лес, а потом нашли и его бездыханную тушу.

В погоне за автостопом, часть 2Не знаю, насколько правдивы все эти рассказы (в первом повествовании мы решили всё же не упрашивать водителя продемонстрировать единственное зримое доказательство его приключения). И дело даже не в том, что наш водитель остался жив, а в том, что медведица бросила своих медвежат – с детства я привык думать, что отогнать мать от ребёнка невозможно. Мы ещё долго потом спорили по возвращении, не приукрасил ли он. Но тут дело простое – либо ты веришь рассказам в дороге, либо не веришь ничему. Многие последующие истории повергали меня в не меньший скепсис.

Мистика автостопа в том, что водитель (любой) не умеет рассказывать историю бездарно. Он нанижет на неё столько сочных подробностей и подаст её с таким смаком, что сомнениям в дороге просто неоткуда появиться. Не все водители самобытны, колоритны и блещут харизмой, далеко не все. Но они всё же есть, пусть они сами об этом и не догадываются. И лишь твои уши могут помочь им проявить себя во всей красе. Вы ищете друг друга на большой дороге автостопа.

Следующий день ждал нас на дне Рускеальского каньона. Об этом – в моей следующей статье.

Текст: Максим Ни.


V F M O T t
comments powered by HyperComments